Аметист — камень февраля

Урал — край аметистовый

Этот фиолетовый самоцвет несёт удачу и долголетие его владельцам, рожденным в феврале. Но и для прочих, кому по сердцу пришёлся, служит оберегом от всевозможных хворей, телесных и душевных.

И прежде всего — от винного зелья. Авторы древних медицинских манускриптов уверяют, что в этой роли нет ему равных среди самоцветов. Камень даже канонизирован церковью: перстни с аметистами торжественно вручаются при возведении в сан как православным, так и католическим архиереям.

Фиолетовый Урал

Если глянуть на карту самоцветов Урала, то значки фиолетового цвета первыми обратят на себя внимание. Это места находок аметиста. Особенно много их в западной части Мурзинского гранитного массива, чуть восточнее знаменитого села Мурзинка на Среднем Урале.

Здесь зафиксированы не только мелкие и случайные находки кристаллов, но и так называемые проявления аметистовой минерализации. Есть и промышленно — ценные месторождения: Тальян и Ватиха на Среднем и Хасаварка — на Полярном Урале.

Ещё одно скопление аметиста видим на территории Кочкаpского района Челябинской области. Это место называют даже «Русской Бразилией» — по обилию разного рода самоцветов.

Впрочем, прозрачные фиолетовые кристаллы и галечки аметиста обнаруживаются на протяжении всего Урала, от Полярного до Южного, как на восточном, так и на западном склонах. При промывке ли золотоносных отложений, при весенней ли вспашке, в намывах паводков или добыче стройматериалов. Кажется, правду говорят: Урал — край аметистовый.

Незнакомец вам знаком

Первая необычность аметиста — его удивительный фиолетовый цвет. Конечно, известны фиолетовые турмалины, корунды, шпинели, флюориты, пироксены, но у них окраска — не типичное, а всего лишь случайное свойство. У аметиста же — характернейший признак.

Правда, аметисты тоже бывают разные — с синеватым, дымчатым, розовым оттенками; различна и интенсивность их окраски, от слабой до очень густой. Но отчетливо выделяются две разновидности, по — разному реагирующие на вечернее освещение.

Одна, чернильно — фиолетовая днём, при вечернем свете теряет в окраске, приобретая красноватый или даже сероватый оттенок, не очень приятный для глаза. «А, чернила», — уничижительно говорят о ней ювелиры. Таковы, в частности, аметисты из Бразилии.

Вторая же разновидность аметистов при смене освещения с дневного на вечернее (в особенности при зажигающихся свечах) резко меняет свою окраску с фиолетовой на очень импозантную пурпурно — красную, «цвета бордового вина». Вот об этих аметистах, высоко ценимых ювелирами, немного расскажем.

Встречаются они значительно реже первых, пожалуй, лишь в Альпах да на Урале (те самые Тальян и Ватиха).

Известно, что окраску аметисту дают атомы железа, которые в определённых условиях входят в кристаллическую структуру этого минерала.

А вот причина смены «наряда» при вечернем освещении остаётся пока неясной. По мнению ряда минералогов, изменение цвета обусловлено дополнительными примесями атомов марганца и титана, что в небольших количествах обнаруживают в «благородной» разновидности аметиста. Но это еще не доказано. Именно такие камни и добывались на Тальяне и Ватихе, издавна шли на мировом рынке практически вне конкуренции. Даже ко двору папы римского.

Но не только в самой окраске загадочность аметиста. Любопытно и распределение её в кристалле — зачастую не по зонам роста, как у многих самоцветов, а по секторам разрастания граней. Почему — то иногда (но не всегда!) одни растущие грани у камня захватывают красящие атомы, а другие — нет. Тоже пока загадка. А иногда окраска вдруг резко исчезает в приповерхностных зонах кристаллов; выяснилось, что в этом повинно резкое понижение давления углекислоты в аметистообразующих природных системах.

Или ещё вопрос. Вначале у аметиста образуется не окрашенная часть, а тоненькая бесцветная или дымчатая шестигранная ножка. И лишь в какой — то момент эта ножка перестаёт расти, а появляется и постепенно разрастается тоже шестигранная «бульбочка» с неправильными шестигранными пирамидками на концах, окрашенная частично или полностью в фиолетовый цвет. Эти кристаллы, напоминающие булаву или царский скипетр, настолько необычны, что у минералогов получили даже особое название — «скипетровидные».

Самое забавное, что температура этого момента всегда оказывается близкой к 170 градусам Цельсия. Но почему? Вопрос остается открытым, тем более, что при искусственном выращивании аметиста подобного не происходит.

В природных аметистах нередко можно видеть вакуоли, заполненные жидкостью с бегающим в ней пузырьком газа. При нагреве даже теплом рук размеры газового пузырька уменьшаются. Оказалось, что жидкость в вакуолях — это водный раствор солей и жидкая углекислота в различных соотношениях. Эти образования, захваченные кристаллами аметиста при их росте, нередко называют «геологическими консервами».

Раньше они были в большой моде у ювелиров. В частности, знаменитый физик Роберт Вуд в молодости носил аметист с газовым пузырьком как талисман. Ныне мельчайшие включения углекислоты в камне служат своеобразным «паспортом», свидетельством его природного происхождения: изготовлять «геологические консервы» в искусственных условиях специалисты по синтезу самоцветов пока не научились.

Наконец, загадочно и название самоцвета. В самом деле, все драгоценные камни, знакомые человечеству с древних времен, имеют десятки прозвищ; у аметиста же только имя. И вновь вопрос — почему? Попробуем разобраться в этой необычной ситуации.

Аметистос — камень непьянеющий

Еще в IV веке до нашей эры Теофраст, ученик Аристотеля, в трактате «О камнях» написал о том, что в горах Альпийских находят два сверкающих камня: хрусталь — лёд окаменевший, и аметист. Уже тогда последний считали амулетом, предохраняющим владельца от опьянения. Его название в переводе с греческого — «непьянеющий».

Способность камня изменять цвет при смене освещения поражала эллинов. Такой чистый, нежно — фиолетовый днём, он преображался при свете лампад, свечей или костров, как бы наливаясь красным вином во время ночных симпозиумов и оргий.

А с первым лучом утреннего солнца вновь становился прежним, очищался от винных тонов, и не было у этого камня похмелья горького, тяжкого! «Аметистос, камень непьянеющий, — наверно говорили эллины, — верю, что и у меня, владельца твоего, не столь суровой будет расплата за ночное веселие!» И носили амулет с надеждой неугасимой — он поможет.

Даже Плиний, мудрейший из философов, пишет: «Необходим и незаменим этот камень на симпозиумах дружеских!». Пирушках, проще говоря.

Купцы хитро и старательно поддерживают славу аметиста: «Вот камень, от тяжкого запоя спасающий! Купи, рыцарь благородный, и никакие пиры тебе не страшны! И ты, боярин вельможный, будь отныне спокоен. И ты купи, боярыня, да подари супругу своему, чтоб не был буен во хмелю и грозен с похмелья!». И радуются тихо: до чего же мудрое название придумали греки! Мал камешек, а всегда цену приличную взять можно.

Епископский камень

Забыты боги олимпийские, но и служители Иеговы на свои холщовые одеяния нашивают тот же самый аметист — с ним всё — таки надёжнее. Смертным боем бились за веру католики, протестанты, православные, по — разному представляли они начало божественное, но одно оставалось у них неизменным — вера в аметистовый амулет.

И поныне Ватикан остаётся основным потребителем этого камня! Посмотрите на украшения столпов церкви: на них обязательно сверкают аметисты. Во все времена аметистоносные слуги божьи изрядно вкушали зелье, но при этом творили молитву: «Верую, Господи, что камень сей отвратит от меня.» А что — скорее всего, и спасала их эта вера да самовнушение!

Со временем аметисту поручалось все больше и больше «магических обязанностей». Если проследить по лапидариям — древним книгам о свойствах самоцветов, — то окажется, что он во христианстве укрепляет веру и разум, способствует живости ума, видениям и грёзам, а также раскаянию, искренности и правдивости владельца, охраняет от болезни глаз, от злобы, от нечистых духов, колдовства, действия чёрной магии, препятствует греховным помыслам. Да если священнослужителю будет дано всё это, — так он же окажется истинным ангелом во плоти!

Потому — то аж с раннего средневековья начались священные ритуалы: торжественное вручение перстня с огромным аметистом епископам при возведении их в сан, навешивание этих камней на тиары, митры, мантии, украшение ими даже крестов и икон.

Тогда его и назвали епископским (или кардинальским — у католиков) камнем, и с тех пор львиная доля камня шла уже не любителям возлияний и не модницам, а служителям церкви.

Амулеты любви с аметистом

Но женщины никогда не уступят пальму первенства даже святым отцам. Они же ещё в древнее время осознали красоту аметиста, а, значит, и возможность привлекать с его помощью внимание к собственным персонам.

Да и потом, уж если камень хранит святых отцов от заговоров, колдовства и черной магии, то почему он не может служить оберегом от «сглаза»? Если он дарует живость ума и укрепляет разум архиерею, то почему не сможет оказать эту же любезность и неравнодушной к нему женщине?

Ведь он всегда признавался амулетом любви. Во всех старинных лапидариях утверждается: если влюблённый подарит женщине изделие с аметистом, будь то кольцо, кулон, браслет или серьги, то у ней возникнет столь же сильное ответное чувство — неизбежное и неодолимое.

Особенно действенными и поныне считаются аметисты с тончайшими коричнево — красными иглами рутила внутри: амулет любви, да ещё пронзенный «стрелами Амура» (так издавна называют такие иглы)!

Кроме того, ювелиры ещё в средние века разработали необычный вид огранки — «сердце». Не тогда ли и родился афоризм: «и отныне сердце моё в ваших руках!»

Неукоснительным стало правило: дарить замужним женщинам аметист имеют право только мужья! В Европе появление у жены украшения с таким камнем, полученного неизвестно от кого, одно время было даже достаточным аргументом для возбуждения дела о разводе!

А ещё у женщин издавна бытует поверье, что аметист принимает на себя грехи хозяйки, выцветая при этом. Не случайно, что за консультациями по поводу выцветших аметистов милые дамы обращаются обычно после возвращения с южных курортов.

Кстати, способность терять окраску у натурального аметиста, оказывается, значительно выше, чем у синтетического. Оттого и дороже природные камни по сравнению с синтетикой, и аметист — не исключение.

В книжке американской специалистки по магии самоцветов Кэтрин Рафаэль, она утверждает: аметист полезен людям, страдающим от бессонницы и ночных кошмаров. Надо только, пишет она, приложить камень ко лбу и мысленно попросить его о помощи, а затем положить под подушку — и спать спокойно, уже не с кошмарами, а с добрыми снами. И совершенно неважно, будет ли у вас аметистовый кулон, перстень, сережки или же проста необработанный камень. Сама К. Рафаэль предпочитает иметь дело именно с природными кристаллами.

Существуют две не совсем удобных для слабого пола особенности аметистового амулета, из — за чего появление с ним на службе не очень — то желательно.

Во — первых, его наличие — это свидетельство, что сердце женское уже занято, некий тайный знак: по вопросам интимного характера просьба не беспокоить.

Во — вторых, камень этот, оказывается, способен навевать на владелицу добрый и сладкий сон, находясь не только под подушкой.

А вот собравшись в магазин, наоборот, надевайте аметист обязательно — он несёт удачу и к тому же успокаивает, «лихие думы отгоняет», как сказал наш российский геммолог В. Дав.

Просите — и воздастся

Во всех странах мира издревле бытовала убеждённость в том, что у каждого человека обязательно есть свой самоцвет, поднимающий его жизненный тонус, приносящий владельцу удачу во всех делах и начинаниях, охраняющий его от напастей. Такие «счастливые камни» и принято называть талисманами.

Древние мудрецы обнаружили, что у людей с близкими датами рождения «счастливые камни» нередко одинаковы. Так ещё в добиблейские времена появились списки талисманов по месяцам рождения их владельцев. Они были приведены даже в священной книге — Библии.

Затем эти списки стали дополнять, уточнять, исправлять, и не только потому, что обнаруживались новые, неизвестные ранее, самоцветы и расширялся круг «верующих». Просто инициативу у мудрецов перехватили торговцы драгоценностями, быстро понявшие цену такой рекламы.

Знаменитый учёный Аль — Бируни писал, что «эти наглые торговцы драгоценностями в своих фантазиях
далеко превзошли всех охотников, сокольничьих и рыбаков, вместе взятых!». Вот потому несоответствия между десятками накопившихся к нашему времени списков счастливых камней — талисманов оказываются просто кошмарными, иначе не скажешь.

Но аметисту в этих передрягах удивительно повезло: в подавляющем большинстве списков он фигурирует как талисман февральский. Это, можно сказать, проверено многовековой практикой. Но не отказывает он в помощи и рожденным не в феврале, но тем, кому пришелся по душе. Нужно только очень захотеть, чтобы исполнилось заветное желание. Сказано же в Святом Писании: просите, и воздастся вам!

Но аметисты, как сказано, бывают разные: и светлые нежно — фиолетовые, и тёмные, с глубоким, чем — то напоминающим космос, цветом, и с неравномерной окраской, когда фиолетовое пятно в камне выглядит неким таинственным символом. Надо спокойно и не спеша выбрать «свой» аметист. Хорошо, если его подарит близкий вам человек. А ещё лучше, если вы найдёте камень на природе, а знакомый ювелир обработает по вашему вкусу.

Знаменитый Святослав Рерих найдя однажды на галечном плёсе горной реки прозрачный голубой сапфир (по спискам — его талисман), заказал из него перстень — и, надо признать, удача его никогда не покидала.

Уральский тальян

Исправляем неточность: было на Урале у аметиста и другое название — «тальян». Тому была причина.

Очень радовались горщики, обнаружив в копи «заморыш» или щель с аметистами. Ведь найдя хороший камень, и хозяйство поправить можно было, и коровёнку с лошадёнкой купить, если удачно сбыть его на мурзинской ярмарке.

А съезжались сюда ежегодно скупщики не только свои, российские, но и от иностранных ювелирных фирм. Даже их, много повидавших, захватывала красота уральского аметиста, его неожиданная малиновая окраска при свече. Рассуждали, сколько можно выручить за него на итальянском рынке. Поэтому в иностранных фразах, которыми перебрасывались скупщики, нередко слышалось: италиан, италиан...
«Тальян» у торгашей навроде как самый добрый камень означает, считали русские горщики, немного исказив слово на русский лад.

Однако, бытовало это название только на мурзинской ярмарке да среди горщиков. Не товарное оно, не рекламное. А вот «уральский аметист» — это совсем другое дело!

Слава аметиста уральского ширилась и росла. И вот уже из далёкой Англии, минуя всяких скупщиков, приезжает в Мурзинку полномочный эмиссар королевского двора — найти опытного горщика, который подобрал бы двадцать пять аметистовых камней высочайшего качества и заданных размеров для изготовления уникального колье к юбилею принцессы Шарлотты.

Взялся опытный горщик и знаток мурзинских самоцветов — Хрисанф Южаков. И, как известно, заказчик остался доволен. А вот изготовляли это колье, бережно сохраняющееся в Англии и поныне, не русские, а английские мастера — ювелиры.

Грустно это признавать, но с давних времён Урал — самоцветная сокровищница России — до сих пор остаётся поставщиком за рубеж высокосортного самоцветного сырья, в том числе и аметистового.
Наиболее прибыльная часть самоцветно — ювелирного производства и в старые времена, и в нынешние русскому Левше не доверяется.

Остается также лишь сожалеть, что за советский период «плановой» добычи на экспорт аметистового сырья почти нацело уничтожены месторождения Тальян и Ватиха. Повышенные планы по проходке, взрывные работы ради этих планов вблизи аметистоносных гнёзд и зон сделали своё чёрное дело: Тальян давно закрыт, верхние горизонты Ватихи почти отработаны, а на глубине качество камня ухудшилось.

Одну из последних страниц истории Ватихи горняки рассказывают как скверный анекдот. Дело в том, что на всех самоцветных месторождениях мира практикуется оплата труда шахтерам за кубометр вынутой горной массы и за грамм добытого самоцветного сырья. Нашёл горняк гнездо самоцветов и начинает аккуратно его разбирать, стараясь, чтобы количество и качество добытого камня были максимальными. Такая система оплаты была принята и на Ватихе.

Но однажды из столицы нашей Родины прибыла для инспекции облачённая властью высокая номенклатурная единица. Выслушав краткое сообщение руководства о состоянии дел, она округлила глаза: «Как? Двойная система оплаты? Преступное растранжиривание государственных средств?! Немедленно изменить.»

После этого весь аметист пошёл частью в отвал, а частью — к скупщикам. Рудник быстро вышел в передовики по выполнению плана горных работ, но, понятно, не по добыче самоцветного сырья. В те годы это был один из рядовых пунктов в оценке деятельности предприятия.

«Ну, и что же, — спросят некоторые, — а из отвала камень разве извлечь нельзя?» А в том — то и дело, что нельзя. Нет того отвала: его полностью растащили и очистили от аметиста предприимчивые дельцы — хитники.

Дальнейшие попытки добычи аметиста на руднике успеха уже не дали: качество сырья на глубоких горизонтах стало быстро снижаться, затраты — расти. К тому же на внутреннем рынке появился серьёзный конкурент природному сырью — синтетический камень. Ведь куда проще и дешевле вырастить кристаллы в автоклаве на заводе, чем добывать из недр земных.

Аметист из автоклава

Еще в 1985 г. Р. Холмс, один из крупнейших специалистов мира по диагностике драгоценных камней, сокрушался: распознать природный и синтетический самоцветы становится всё сложнее.

И это действительно так. Однажды во Всесоюзном институте минерального сырья учёному вручили несколько десятков крупных огранённых аметистов, предложив отделить синтетику от природных камней. Он этого сделать не смог. А нынче ювелирные магазины завалены аметистовой синтетикой прекрасного качества, отличить ее от природного камня трудно даже на приборах. Только по мельчайшим флюидным включениям, по неравномерностям окраски, да ещё по интенсивности выцветания камня.

Цена аметиста на мировом рынке, как и следовало ожидать, стала понижаться, и эта тенденция продолжается. Сохраняются в прежней цене только камни со «стрелами Амура» или «волосами Венеры», свидетельствующими о природном происхождении.

И вот что любопытно. Минералогам экстрасенсы продемонстрировали оригинальный фокус: без приборов уверенно отличили природный камень от синтетического, утверждая, что для них он «живой», а вот синтетика — «мертва».

И верно: когда держишь в руках природный кристалл, зная, что он десятки тысяч лет формировался в недрах земных, а потом ещё миллионы лет пролежал в своей «колыбели», возникает ощущение вечности. А вот синтетику (но тоже зная, что это она) воспринимаешь как прекрасное творение рук человеческих, но не более.

А цена природных и синтетических аметистов несомненно должна быть разной. Хотя бы уже из — за уже упомянутой склонности автоклавных аметистов к выцветанию. Следите, чтобы купленный вами аметист сопровождался сертификатом. Он — единственная гарантия, что ваш камень не выцветет раньше времени.

 

 

 

Предыдущая запись Водопровод Екатеринбурга
Следующая запись Советы по грудному вскармливанию

Ваш комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Чтобы отправить комментарий, разрешите сбор ваших персональных данных .
Политика конфиденциальности

Сайт размещается на хостинге Спринтхост